Путин добивается своего

Отсюда. Автор, Сергей Алексашенко, российский экономист, хорошо известен не только у себя на родине, но и за рубежом. Его экономические прогнозы полностью подтверждаются. Возможно, именно поэтому он постоянно находится в оппозиции к нынешней власти в России.

Резкая эскалация вооруженного конфликта на Востоке Украины в конце августа, когда  сотни российских военнослужащих (или отпускников, или добровольцев – выбирайте на вкус) с вооружением и боевой техникой вошли на территорию соседнего государства, самым серьёзным образом изменила баланс сил. До этого момента слабая, плохо вооруженная и неподготовленная украинская армия владела инициативой и медленно, но уверенно вытесняла сепаратистов. Однако сразу же после безрезультатного завершения переговоров в Минск российские военные возглавили наступление в сторону Новоазовска и Мариуполя. Это наглядно продемонстрировало всем участникам конфликта то, кому должна противостоять украинская власть в этой гибридной войне.
Никакой прогноз развития украинского кризиса невозможен без формулирования гипотезы о логике и целях Владимира Путина. Россия не является участником конфликта на Украине ровно потому, что в России сегодня не существует никаких политических или государственных институтов, сдерживающих или ограничивающих самодержавный характер власти  российского президента. Сегодня Путин может смело и уверенно повторять фразу Людовика XVI — «Государство – это я». И это будет печальной правдой. Всё, что Россия делает в отношении Украины, является реализацией взглядов российского президента.
Ответ на вопрос о том, чего хочет Путин? Или в чём состоит его план, и какова его конечная цель? – является ключевым и для понимания того, что происходит на востоке Украины, и для того, чтобы оценить эффективность или неэффективность политики стран Запада. Похоже, в последние дни (или недели) позиция Владимира Путина сильно радикализировалась. Несомненной доминантой в его взглядах является недопустимость вступления Украины в НАТО, поскольку это разрушает его концепцию стратегической безопасности России. С середины марта, когда Россия оппортунистически «наказала» новые власти Украины и аннексировала Крым, цель Путина состояла в том, чтобы добиться признания передела границ мировым сообществом и использовать конфликт на Востоке Украины для начала переговоров о невступлении Украины в НАТО. Осознав к августу, что к такому «компромиссу» не готовы ни Украина, ни Запад, Путин избрал тактику прямого силового давления на власти соседней страны.
     В результате Путин послал чёткий сигнал президенту Порошенко о том, что «сопротивление бесполезно» — что украинский президент понял во время телефонного разговора 3 сентября. Военная мощь России и уровень боевой подготовки российских военных бесконечно выше возможностей украинской армии. Число российских солдат, оказывающих поддержку сепаратистам, в любой момент может быть увеличено в разы или на порядки.  
     Прямое и активное участие России в военном конфликте, неизбежно, повысило его политико-экономическую цену для Украины. Благодаря наследию полукриминального режима президента Януковича экономика Украины переживает тяжелые времена. Стране нужны серьезные и болезненные реформы, получить поддержку которых любому правительству тяжело даже в мирное время. А затягивающаяся война лишь усугубляет экономический кризис и ослабляет позицию властей.
В этой ситуации толерантно-дипломатическая позиция США и Европы сводится к двум элементам. Во-первых, Запад не собирается оказывать  Украине серьёзную военную поддержку. Речь даже не идёт об исполнении США и Великобританией своих обязательств по Будапештскому меморандуму по гарантированию территориальной целостности Украины. Речь сегодня идёт о предоставлении современных видов вооружений, которые политики считают бесполезными. Канцлер Германии Ангела Меркль  по этому поводу сказала, что «мы не верим в возможность решения этого конфликта военными средствами». Это заставляет усомниться в том, что она адекватно понимает с кем она имеет дело. Политик Владимир Путин, который не скрывает этой позиции, уважает только силу, а любые уступки на переговорах трактует, как признак слабости, и потому считает их для себя неприемлемыми. Усадить российского президента за стол переговоров и заставить его пойти на реальный компромисс может только осознание того, что он столкнулся с более мощным противником.
      Нынешняя линия поведения Запада не имеет шансов остановить российского президента, который готов идти на серьёзные жертвы. Попытки Запада уговорить российского президента пойти на деэскалацию конфликта выливаются в помощь ему в реализации его стратегии дзюдоиста – стой, терпи, жди момента, делай рывок. Первым рывком был Крым. Вторым – захват Донецка и Луганска. Третьим – выход к Мариуполю.
     Три волны санкций оказали настолько незначительный эффект на российскую экономику, что о нём несерьёзно говорить. Можно вводить ограничения для госбанков и госкомпаний на привлечение капитала, но Центральный банк до последних дней не потратил ни одного доллара на валютные интервенции, а курс рубля опустился чуть ниже мартовского уровня, а теперь откатился вверх. Можно ограничивать доступ к высоким технологиям в нефте- и газодобыче, но продолжать поставки и работы по всем ранее заключенным договорам. Можно запрещать поставки товаров двойного назначения и продолжать исполнять контракт по поставке «Мистралей» (срок поставки первого корабля – 1 ноября этого года, так что говорить о том, выполнит или не выполнит Франция его условия, пока ещё рано).  Гораздо более сильным ударом по экономике нашей страны стали ответные контр-санкции, введённые Россией против Европы и Америки, ограничившие поставки продовольствия в Россию. Быстро начали расти потребительские цены, ассортимент товаров в магазинах стал медленно сужаться, смоленский завод Danone остановил работу из-за подорожавшего молока.
    Сегодня на Украине  нет партии, которая готова выдвинуть лозунг тесного союза с Россией. Любые политики, которые победят на октябрьских выборах в Раду и сформируют новое правительство, не согласятся на отделение Новороссии. Для них любой компромисс с Россией относительно статуса восточных регионов будет означать политическое поражение и потому будет неприемлем. А затягивание конфликта будет приводить к нарастанию экономических проблем и бессмысленной трате миллиардов долларов западной помощи и кредитов, включая кредиты МВФ. В то же время вынужденная бескомпромиссность украинских властей будет являться для Путина признаком их «недоговороспособности» и вести к наращиванию давления путём расширения российской агрессии. Кроме того, если одновременно с выборами на Украине пройдет референдум о вступлении страны в НАТО, результат которого не сложно спрогнозировать, то позиция России станет столь еще более жёсткой и столь же бескомпромиссной.
Объявленное сегодня перемирие несомненно означает тактическую победу российского президента. Сепаратисты получают под свой контроль значительно разросшуюся в последние дни  Новороссию, а перемирие даёт им передышку для фактического оформления своих властных институтов на этой территории. Возобновлять АТО украинские власти не могут (просто нет боеспособных сил) и побоятся (из-за внятно высказанной позиции России, готовой к усилению своего вмешательства), т.е. должны будут de facto смириться с приднестровским сценарием. Это означает, что Украина  не сможет стать членом НАТО, чего, собственно говоря, и добивался Владимир Путин. (Но в отличие от Крыма, который Украине вернуть, скорее всего не удастся никогда, с Новороссией есть шанс; для этого нужно провести решительные экономические и институциональные реформы с тем, чтобы динамика развития Украины стала намного быстрее, а жизнь там – намного привлекательнее и для бизнеса, и для населения).
     Но это будет «пиррова победа» —  за получение внеблокового статуса Украины путем вооруженной агрессии Россия заплатит не только резким охлаждением политических отношений со странами Запада, но и очевидными экономическими проблемами. Население Донецкой и Луганской областей составляет чуть более 7 млн.человек, т.е. в 3 раза больше населения Крыма. Если траты на эти регионы будут сопоставимы, то российскому бюджету предстоит ежегодно отправлять в Новороссию по полтриллиона рублей (без инфраструктурных расходов), что для нынешнего бюджета может стать той соломинкой, которая ломает хребет верблюда.  
Хотя Запад будет приветствовать перемирие, но он вряд ли в ближайшее время отменит введённые санкции, а это значит повышенное давление на валютные резервы доля уплаты внешнего долга, повышенное давление на Центральный банк для кредитования экономики, повышенные политические риски для западных инвесторов. Одним словом, ещё одна гиря на ногах экономики.
      В очередной раз путинская политика с позиции силы принесла ему успех. Но одновременно с этим ситуация и в России, и вокруг неё обострилась настолько, что для её перерастания в полномасштабный кризис может хватить самой маленькой искры.

Реклама

Об авторе webcome

Заходите на мой блог webcome.wordpress.com )) Не соскучитесь! Все комментарии модерируются, спам удаляется.
Запись опубликована в рубрике Путин, Россия, война, webcome с метками , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s